Охотник Лёня

Леня работал у нас в организации, а жил, да и сейчас живет, на окраине села возле нашего небольшого городка. Он является охотником, и хорошим, надо отметить, охотником. Богатые дичью угодья начинались когда-то прямо за его огородом, там к стволу развесистой березы, выросшей на берегу речного залива, обычно была пришвартована его лодка-плоскодонка.

Как-то спросили мы у него – Леня, как же жена терпит твои постоянные отлучки на охоту? А что ей не терпеть, коли она дочь охотника и с пеленок к этому привыкла, ответил Леня. Каждая женщина подспудно желает, чтобы ее муж был таким, как енсвои пристрастия, хочешь водку пить – женись на дочери пьянчуги, проблемы не будет, охотиться желаешь – бери в жены дочь охотника, ну а если женишься на дочери заядлого дачника, будешь всю жизнь цветочки поливать, да грядки полоть. Такую развил Леня теорию. Может он и прав…

Однако коротка жизнь человеческая. Вышел Леня на пенсию, сник, охотиться почти перестал, да и не на кого стало охотиться, опустели угодья. К тому же хвори одолели. В молодости-то думал, что организму своему износа не будет, и мерз, и питался как попало, и водочку употреблял, теперь все сказалось. Харчи на охоту Леня отродясь не брал, считал баловством. Это у современных охотников и не поймешь – или у них охота, или пикник, или именины. А Леня спозаранку чайку выпьет и целый день на охоте пропадает, воды можно и из болота попить, процедив через кепку. Зато вечером, с голодухи, умнет полкастрюли щей, перед едой стакан водочки тяпнет с устатку, и баиньки. Какой желудок такие и? кровати и тут же захрапит, а молодая жена, уложив детишек, долго сидит у постели, не решаясь побеспокоить кормильца, и что за мысли роятся у нее в голове, одному богу известно…

Тут еще болезнь двадцать первого века привязалась. Давление. Продлевал недавно Леня разрешение на ружье, набегался, естественно. Когда мочу на наличие наркоты сдавал, спросил у доктора – ты когда ни будь нарика семидесятилетнего встречал? Врач только руками развел, я-то тут при чем, закон плох, но он закон… Попсиховал Леня, позлился на дурь узаконенную, а когда к терапевту попал – давление под двести, и не подписал справку терапевт, мол, еще помрешь на охоте. Подлечись, потом приходи… Ему не все равно, терапевту, где Леня помрет, на охоте или на диване? На диване-то скорее. И не может Леня понять – где дури больше, в наших законах или в головах тех, кто эти законы принимает… Знал я одного автолюбителя и охотника. Так вот – он ни разу в поликлинику за справками не ходил, даже хвастался, что их ему домой приносят. Вот и гадай – толи у него жена медик, толи все схвачено кругом. Так-то, господа законотворцы.